При поддержке |  


«Молоко — это гарантия нашей финансовой независимости»

 

Иван Щербич, руководитель фермерского хозяйства «Щербич»


 

Общий нисходящий тренд производства молока и количества содержащихся коров в Украине продолжается. Часть ферм, даже промышленного типа, закрываются, но есть и другие — которые строятся. Почему одни уходят с рынка, а другие при таких же условиях инвестируют и наращивают производство, наши журналисты узнавали у Ивана Щербича, руководителя фермерского хозяйства «Щербич», что в Литинском районе Винницкой области. За последние два года молочная ферма здесь изменилась до неузнаваемости: новые корпуса, доильные-молочный блок с доильной установкой типа «параллель» 2×10, молочная продуктивность коров выросла до 27 кг в сутки, а на выходе — ежесуточно 7,5 тонны молока екстра класса.

— Иван Федорович, почему примерно за одинаковых условий одни развивают молочные фермы, а другие от них избавляются?

— И события и природа в последнее время подают людям все более четкий сигнал опомниться и заботиться не только о сегодняшнем заработке — вспахал поле, посеял подсолнечник или рапс, собрал, деньги в карман положил и отдыхаешь. Надо заботиться о земле, на которой живешь. Когда был в Германии, спросил у фермера, сколько минеральных удобрений вносится на поля.

Тот ответил: «Никаких минеральных удобрений, только два раза в год вносим отходы биогазовой установки. Это же наша земля». И показывает грамотку, что этот участок приобретен в 1760 году и она досталась ему от деда-прадеда, а он бережет ее для своих потомков.

У нас мало кто о земле заботится. Если не вносить органику и не заботиться о восстановлении плодородия почв, то земля превратится в пустыню, как это произошло в Одесской области. Для нас ферма как раз и является тем звеном производства, которое помогает поддерживать плодородие почвы и иметь хорошую урожайность. Ежегодно производим до 7 тыс. т навоза. Приобрели новые разбрасыватели, вносим по 50 т органики на гектар, она хорошо держит влагу. Например, в 2015-м лето было очень засушливое, но на тех участках, где внесли навоз, кукурузы собрали 95−100 ц/га, а где не вносили — 30−40 ц.

В этом году, например, посеяли 50 гектаров кукурузы на силос и под нее внесли навоз. Урожайность зеленой массы составила 60 т/га. Кукурузы на зерно с использованием органики, думаю, соберем 80−90 центнеров, а без нее — хорошо, если получится 50 центнеров на гектар.

Ферма — это рабочие места и хорошие зарплаты, развитие территориальной общины.

Более того, молоко — большая живая копейка ежедневно. Мы не имеем проблем с выплатой зарплат и отчислениям налогов. Пшеница и кукуруза могут уродить, а могут и нет.

Молоко же есть всегда, это гарантия нашей финансовой независимости.

С другой стороны, ферма — это постоянная забота, в нее надо инвестировать и, наверное, не каждый готов на это подписаться.

Впрочем, в конце концов не все измеряется деньгами. Мы здесь живем, здесь будут жить наши дети и внуки. Даже если они не захотят продолжить это дело, то все то, что уже создано, останется селу и общине.

— Сколько вы лично имеете дело с производством молока и с чего начинали?

— С 2006 года. В то время совхоз, который здесь был, обанкротился, и его передали в управление арбитражному управляющему — в планах было все разобрать и продать. Заведующий фермы Леонид Иванович Ивацько организовал людей и не допустил этого, а чуть позже мы выкупили эту площадку. Здесь оставалось 30−40 свиноматок и 12 коров, которые давали 2−3 литра молока в день. Мы сразу взялись за восстановление фермы, и начали по свиноводству.

Важный момент: в 2006 году я принял участие в двухмесячном обучении в Германии по современным технологиям производства свинины. Как только вернулся, сразу поставили бункеры, поилки, миксер, чтобы готовить корм, начали использовать привезенные из Германии рационы для разных возрастных групп. И дело пошло, хотя, как впоследствии призналась управляющая свинофермы, зоотехники дней пять на ферме ночевали, потому что решили, что после тех кормов у свиней будет белковое отравление. У нас были совсем другие подходы и стандарты в выращивании свиней, поэтому чрезвычайно важно поехать за границу и поучиться, чтобы применить технологию, которая приносит прибыль.

Точно так же ездили и присматривались к различным способам содержание и доения молочного скота, рассматривали разные варианты — привязь, безпривьязь, доильные залы, роботизированное доение.

— Уже тогда вы наметили, что будете иметь молочную ферму именно такого, беспривязного, типа с «параллелью»?

— Нет, постепенно пришли к этой модели. Сначала коров держали, чтобы поросятам скармливать молоко, избыток — 100 или 200 литров — сдавали на переработку. Стадо постепенно наращивали. Навоз вносили на поля — получали хорошие результаты, больше молока сдавали на переработку — имели больший выручку.

Сразу реконструировать или построить комплекс не было возможности, а когда немного набрали обороты на уже существующих мощностях и накопили средства, решили, что пришло время для инвестиций.

Когда два года назад начали строительство, у нас был старый коровник, 140 коров на привязи, из них 120 дойных. Давали они в среднем 16 кг молока в день. Когда полностью поменяли технологию и перевели животных в новый коровник, то через 3−4 месяца доили уже 21 кг молока на корову. Приобрели миксер, поработали над рационами, и теперь средний надой по стаду составляет 27 кг. Это при том, что основа стада — наши старые коровы. Часть нетелей докупили, и те, что уже отелились, дают 34−35 кг молока.

Сейчас у нас 250 дойных коров, до конца года должно быть 310−320 голов, а всего коровник для дойного стада рассчитан на 430 животных. Не торопимся его заполнять, хотим замкнуть цикл, но при этом расширять и ремонтировать стадо собственноручно и правильно выращенным скотом.

Генетика у нас неплохая, оплодотворяем скот спермопродукцию канадской селекции.

Я придерживаюсь такого мнения: если вкладывать средства, то сделать это один раз и как можно лучше, чтобы не переделывать. Поэтому и отказались от привязного содержания и доения в молокопровод, зато построили новые коровники и установили «параллель» промышленного типа, может работать 24 часа в сутки. Доение в зале удобное для доярок и, главное, безопасно. Нас устраивает обслуживание, неполадки устраняются по первому звонку — или по телефону, или специалисты компании-поставщика немедленно приезжают на ферму.

Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что поступили правильно. Можно было что-то понемногу лепить, но то были бы выброшены на ветер деньги. К такой фермы, которую имеем сейчас, надо было созреть мыслями и финансово.

Мы не имеем цели создать мега-ферму. У нас обычное производство фермерского типа, только все это нужно довести до логического конца. Нам важно, чтобы было хорошее качество молока, чтобы было удобно людям и не было чрезмерной нагрузки на землю. Чем больше скота, тем больше требуется земли под кормовые культуры и силосные ямы. Сейчас у нас все очень компактно размещается и все устраивает.

— Для реализации проекта приобщали кредитные средства? На какую окупность рассчитываете?

— Как дался переход от доения в молокопровод к доению в зале? Есть места, где с переходом на безпривьязь произошло проседание?

— Кроме доения есть много других моментов, связанных с организацией процессов на ферме.


Ответы на эти и другие вопросы читайте в журнале «Молоко и ферма» № 5 (60), октябрь 2020.

 

comments powered by Disqus

Последние добавленные

18 февр. 2021 г., 16:25:00

  «Для нас органика — это философия и стиль жизни. Все подразделения нашей группы компаний работают исключительно в этом сегменте»

26 янв. 2021 г., 16:30:00

В условиях кризиса наша основная задача, чтобы клиенты почувствовали поддержку и могли выйти в поле с техникой KUHN

21 дек. 2020 г., 13:30:00

  В 2020 году компания «Агроклимат Украина» сделала большой шаг вперед

07 дек. 2020 г., 15:50:00

«Молоко — это гарантия нашей финансовой независимости»

25 нояб. 2020 г., 14:20:00

На пределе

20 нояб. 2020 г., 15:35:00

Есть у нас, белорусов, такая особенность — замкнуть все на себе

18 нояб. 2020 г., 16:10:00

Аграрной отрасли сейчас не хватает стабильности и четких правил игры

24 сент. 2020 г., 12:15:00

Парадоксы налогового кодекса тормозят развитие кооперации