При поддержке |  


Наша главная задача — стать лучшими, иначе пропадем и дело, которому отдали восемнадцать лет, останется невостребованным

 

Михаил Юрков, председатель наблюдательного совета ООО «Агрофирма «Песчанская»


 

Едва ли не впервые жаль, что через текст нельзя полностью передать атмосферу разговора, пропитанную жизненным опытом и мудростью, сдобренный юмором, а иногда и иронией, что прочитаешь только во взгляде, выражении лица или интонации. Именно таким был наш диалог с Михаилом Степановичем Юрковым, председателем наблюдательного совета ООО «Агрофирма «Песчанская» (Харьковская обл.). А еще было теплое знакомство с дружной и целеустремленной командой предприятия. Впрочем, как говорят, цифры более красноречивые за слова и эмоции. Агрофирма «ПЕСЧАНСКАЯ» сегодня — это эффективное производство элитных семян, товарных зерновых и технических культур, молока екстра класса, более 300 рабочих мест и почти 30 млн. нрн. налогов в госбюджет. Дойное стадо насчитывает 1200 коров с годовой производительностью 10,5 т молока. Только за последний год ввели в эксплуатацию первую и вторую очередь нового животноводческого комплекса «Добренькая» — корпуса для молодняка, сухостойных и новотельных коров с доильной залом «параллель» 2×6 и родильным отделением, корпус для дойных коров и роторную доильную установку на 60 мест. Сооружение комплекса на 2000 коров продолжается.

— Михаил Степанович, сколько стоило усилий, нервов и инвестиций дорасти до масштабов и пропродуктивности, которые имеете сейчас?

— Трудно измерить в каких единицах испорченные нервы, бессонные ночи, чувство большой ответственности, а порой и вины. И инвестиции немалые. Проще сказать — мы занимаемся этим 18 лет. Подход был комплексный. И в самом начале я посетил практически все украинские хозяйства, которые были максимально успешными.

— Тогда их было не так много?

— Да, но для своего времени это были успешные предприятия с большими стадамы, в них работали интересные и не равнодушны к животноводству люди с планами развиваться. Они этим жили, имели свершения и по-хозяйски встраивали молочное направление в экономической модели своих предприятий. Это были наши ближайшие соседи в Харьковской области — «Луч» и «Заря» (ее впоследствии переименовали), а также «Агросоюз» на Днепропетровщине, УМК и «Терезино» на Киевщине и многие другие.

Не только Украина. Мы изучали опыт крупных российских комплексов, позиционировали себя еще и как учебные центры, увидели, как работают молочные фермы в Германии и Франции.

Запомнился Израиль с одной из лучших автоматизированных программ и уровнем управления стада, с бесценной информацией в плане селекции и общего понимания, как современное производство должно работать, хотя их климатические условия сильно отличаются от наших.

Бесценным является опыт США. То, что мы там увидели, воплотили в нашу концепцию развития молочного производства. В ней заложен тот успех, который продемонстрировали американцы. Изучался опыт и Южной Америки.

Отдельно надо упомянуть «Агроэкологию» (Полтавская обл.) И ее основателя Семена Спиридоновича Антонца — замечательного и умного человека, творца. Под влиянием идей и информации, собраной практически со всего мира, сформировалась стратегия работы и программа, которую реализуем. Наша экономическая модель — это симбиоз животноводства и растениеводства, которые максимально поддерживают друг друга и вместе дают максимальный эффект. Это с одной стороны. А с другой, наша цель — благодаря безопасным приемам и высоким стандартам качества выйти на экологически чистое производство продукции. Уже сегодня мы имеем сертификат по производству молока-сырья для детского питания.

Мы всегда рассматривали растениеводство и животноводство как равные и обязательные составляющие бизнеса. Конечно, когда выстраиваешь парокомпонентную модель, хозрасчет каждого направления неизбежен, есть задачи, которые нельзя в один котел бросать, но все равно это симбиоз, потому что нужно на месте производить грубые корма, которые являются основой рациона молочного скота.

Кроме того, при производстве молока имеем дело с побочным продуктом — навозом. Если этим процессом не управлять, то гной может привести к экологическому бедствию. При правильном управлении органика дополняет растениеводство и помогает отойти от использования химии, как сделали в «Агроэкологии». Однако для нас это больше планы на будущее, а сейчас главным образом интересуют вопросы проектирования, строительства, выбора оборудования.

— Означает ли это, что вы движетесь в сторону экологического производства?

— В растениеводстве мы работаем в двух направлениях. Первый — традиционная система обработки почвы, второй — «No-Till». Технология «No-Till» используем на 1800 га в течение 12 лет. По традиционной системы производства возможна максимальный или полный отказ от химических минеральных удобрений, средств защиты растений, но только в симбиозе с животноводством.

Восемнадцать лет назад, когда мы объединили три хозяйства, все фермы были разрушены. На одной из них оставалось около 100 коров, которые вместе давали 300 л молока в день. Еще в одной из-за вспышка туберкулеза вырезали весь скот. На третий зимой мы застали полумертвых животных, которых люди просто разобрали на зарплату.

Мы взялись за развитие животноводства, потому что видели будущее в той бизнес-модели, о которой я уже упоминал. И одним из определяющих моментов движения в этом направлении было убеждение в необходимости производить органическую продукцию. Вдохновил опыт «Агроэкологии», потому что в то время они работали лет тридцать без плуга и семнадцать без химии, используя навоз, сидеральные культуры и севооборот.

— В какой плоскости кроются наибольшие резервы для развития и повышения эффективности?

— Я бы выделил следующие основные моменты: корма, воспроизводства и селекция, комфорт, свежий воздух и утилизация навоза. Эти вопросы стоят рядом, они одинаково важны, их нельзя оторвать друг от друга и этим всем надо заниматься комплексно. Но давайте по порядку.

Чтобы животноводство было, нужна кормовая база. Ее за год не создашь. Работа с кормами — это те же ступени вверх, о которых я уже говорил: люди, техника и хотя бы минимальная материальная основа, потому что даже для кургана нужна хорошая бетонная площадка.

Сколько занимаемся молочным скотоводством, столько учимся. Первая проблема, с которой столкнулись, — животные есть, а кормов нету. Следующее, что поняли, — хламом коров не накормить. Не имея возможности приобрести новую кормозаготовительную технику, купили в Германии старенький «ягуар», которым и накормили животных. Уже тогда к нам активно наведывались консультанты, предлагали услуги по балансированию рационов, то советовали. Звонок к другу — Эльмана Оруджова, знакомого по «Агросоюзу». «Гони всех прочь, — сказал он. — В твоей ситуации надо просто накормить коров — половина силоса и половина сенажа. Этого достаточно. НЕ мучайся сам и не мучай других, а когда дойдет дело до того, о чем спрашиваешь, ответ уже будешь иметь». Так и получилось. Всему свое время, но качественный грубый корм — это первое, с чего надо начинать.

Выше я упоминал о нашей хозяйственной модели и место в ней гноя. Если раньше мы только думали о нем, то сейчас вплотную приблизились к решению проблемы с отходами. Когда животных мало, работать с навозом можно так, как делали наши деды и прадеды: собрали, вывезли на поле и разбросали. Этого достаточно и это правильно. Но помещение строящих животных становится больше — и навоза собирается больше. Что с ним делать? Приобрели специальную машину, которая сепарирует, твердую фракцию можно использовать на подстилку или как органику. Это только проба пера и нужно приложить много усилий, чтобы достичь технологичности.

Комплексно работая с генетическим потенциалом стада и созданием кормовой базы, мы расстраивались, организовывали производственные процессы, отшлифовывали технологии, паралельно лишь обучали персонал и создавали команду, и на минимальном уровне сформировались. Однако запаса прочности еще нет, в том числе через работу с навозом. Планируем с завершением сооружения этого комплекса подтянуть слабые места и выйти на совершенно иной уровень развития — быть готовыми к серийному производству, как в промышленности. Это то, что должно произойти, к чему стремимся и чего еще не достигли.

— Какие основные этапы развития молочного направления вы бы выделили, какие цели ставили и всегда их достигали?

— Сегодня можно развивать животноводческое направление исключительно за счет молочной выручки?

— Что дается труднее?

— Насколько глубоко руководителю и владельцу нужно вникать в технологии?

— В какой плоскости кроются самые-большие резервы для развития и повышения эффективности?

— Как относитесь к собственной переработки?

— Ваше отношение к введению в оборот земель сельскохозяйственного назначения.

Ответы на эти и другие вопросы читайте в журнале «Молоко и ферма» № 6 (55), декабрь 2019.

comments powered by Disqus

Последние добавленные

21 июля 2020 г., 15:45:00

Покупая украинские молоко и кефир, можно быть спокойным относительно их безопасности

29 мая 2020 г., 11:35:00

Квоты на удобрения — это ручной режим перераспределения средств в агросекторе

27 апр. 2020 г., 16:10:00

На рынке молочного скотоводства есть постоянный дефицит кадров

22 апр. 2020 г., 12:05:00

Когда в что-то действительно веришь, тебя трудно остановить

07 февр. 2020 г., 13:00:00

Когда получаешь результат, тогда есть вдохновение для следующих действий и дальнейшего развития

31 янв. 2020 г., 14:30:00

Наша главная задача — стать лучшими, иначе пропадем и дело, которому отдали восемнадцать лет, останется невостребованным

24 янв. 2020 г., 10:10:00

В стране может кардинально сократиться производство молока

17 дек. 2019 г., 10:45:00

Помощь от государства уже давно не стимулирует держать коров