При поддержке |  


На пределе

 

Андрей Ярмак, экономист инвестиционного департамента Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО)


 

О миллиардах молочных гривен, что идут «мимо кассы» и сдерживают развитие качественного молока, окончание периода дорогого жира и дешевого белка, перспективы крафтового местного производства с креативным современным маркетингом, кооперациях и ряд других вопросов рассказывает Андрей Ярмак, экономист инвестиционного департамента Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО).

— Как меняется структура потребления молочных продуктов в Украине и мире, в частности в последние месяцы на фоне карантина?

— Не имею результатов потребительских исследований, но есть несколько моментов, которые мы отслеживаем в Украине через баланс спроса и предложения и которые привлекают к себе внимание.

Первое это очень большая доля «базарных» продуктов в потреблении. И если раньше движущей силой было старшее поколение людей, которое с советских времен запечатлтло себе в голове, что качественный продукт в магазине купить нельзя, а только на базаре, то сейчас действует сразу две движущие силы — старшее и младшее поколение.

К большому сожалению, на молодое поколение влияет чрезвычайно низкое качество школьного образования, которое постоянно ухудшается. Поэтому молодые люди не понимают, что такое безопасный продукт и что на это влияет. Кроме того, они все увлекаются романтическими лозунгами о экопродукты и органике, не понимая, что базарный продукт ничего общего ни с «эко», ни с «органик» не имеет. Кроме того, потребление такого продукта может быть опасным для здоровья.

При этом на рынках люди платят за продукцию больше, чем в магазине, покупая за большие деньги опаснее и хуже продукт. И все эти миллиарды гривен идут «мимо кассы» переработчиков, а также сдерживают развитие качественного молока профессиональными хозяйствами. К сожалению, у переработчиков нет ни одной ассоциации, которая хоть что-то сделала для изменения ситуации к лучшему. Ориентировочно переработчики теряют 20 млрд. грн. ежегодно, но не могут собрать даже 1 млн. для организации нормальной просветительской кампании по продвижению качественных продуктов.

Комплименты могу сказать только пару переработчиков, которые развивают свои бренды и продвигают качественную продукцию.

Добавлю также, что сейчас настало время крафтовых производителей. Эту идею я продвигаю в Украине уже много лет и считаю, что мощные маленькие бренды с ярким местным окраской имеют бешеный потенциал, хотя этим мало кто пользовался до последнего времени. Сейчас ситуация меняется. А это значит, что любой профессиональный производитель качественного молока может рассматривать возможность создания качественной, современной небольшой переделки — конечно, при условии разумного маркетинга и полной прозрачности. Но это тема для отдельного материала — там очень много возможностей и нюансов тоже.

Что касается мира в целом, то однозначного ответа нет. Единственный сегмент молочки, который действительно существенно потерял, это продукты для ГоРеКа (отели-рестораны-кафе). Даже после отмены карантина люди гораздо меньше потребляют продуктов в ресторанах и гостиницах, и это будет продолжаться еще долго. Кроме этого, глобально, существуют очень большие различия в поведении потребителей.

Кроме фактора доходов, влияет также фактор понимания полезности молочных продуктов. Например, в Китае, где молочные продукты являются совершенно нетрадиционными, потребление выросло, потому что рядовой потребитель считает молочные продукты полезными. Также во многих странах есть неплохая динамика в потреблении кисломолочных продуктов, особенно тех, которые положительно действуют на иммунную систему.

А вот потребление молочных жиров и производных продуктов, наоборот, замедляется. Но все очень неравномерно и существует много различий в поведении потребителей в разных странах мира.

— Как меняется предложение? Или поспевают за спросом производители и трейдеры?

— Глобально Украина балансирует на грани между нетто-импортером и неттоекспортером молока, и это обидно, потому что я о таком сценарии несколько лет назад предупреждал. Причины упомянуто выше. Кроме них, конечно, есть еще плохой доступ к долгосрочным кредитам, экономическая нестабильность, система охраны прав собственности в Украине и т. д.

Однако то, что мы сейчас на грани, позволяет производителям молока рассчитывать на более высокие цены. А вот переработчикам не позавидуешь, потому что с одной стороны дороже сырье, а с другой-свободная торговля с ЕС, где масштабы бизнеса, опыт, финансирование и доступ к качественному сырью другие, и это создает очень тяжелые условия для конкуренции. Это в отношении частных переработчиков. Когда же сейчас создавать кооперативы по переработке молока профессиональным производителям, то они будут значительно более конкурентны (при условии грамотного подхода к бизнесу и инвестициям в маркетинг), чем большинство независимых переработчиков.

— Почему?

— Сейчас в мире потребители резко увеличивают потребление овощей и фруктов, но желудок человека не безграничен, поэтому что-то нужно сокращать. Поэтому в странах с высоким потреблением молочных продуктов нередко именно оно и сокращается.

В ЕС, например, во время карантина потребления молокопродуктов резко упало. Еврокомиссии пришлось выделять значительные средства, чтобы спасти производителей и субсидировать переработку молока на биржевые продукты, спроса на которые пока не было.

Соответственно, в долгосрочной перспективе может происходить определенное давление на цены молока и молокопродуктов. И здесь, конечно, преимущество будет на стороне эффективных производителей.

— Какие биржевые товары могут стать перспективными в ближайшее время?

— Биржови товары актуальны для крупных экспортеров. Украина потеряла этот статус. Поэтому ориентироваться сейчас стоит все-таки на местный рынок и товары с высокой добавленной стоимостью. В биржевых товарам мы будем играть какую-то роль, только если у нас не будет сезонности производства молока и мы будем иметь хотя бы пару миллионов тонн в избытке.

Сейчас в мире заканчиваются времена дорого жира и дешевого белка — они продолжались несколько лет. Белок и жир снова «сходятся»: белок понемногу дорожает, а жир — дешевеет.

В целом следует сказать, что глобально из-за пандемии рост потребления молока и молокопродуктов может очень замедлиться в ближайшие годы вследствие снижения доходов населения. И это плохая новость, потому что означает более низкие цены.

Еще хуже — рост уровня протекционизма. Имеется в виду ограничение доступа многих стран в собственных рынков пищевых продуктов для импорта вопреки правилам ВТО. Это означает, что будет больше искажений в торговле, больше стран с излишками и стран с дефицитами, устранить которые очень трудно.

Украина потеряла отраслевое министерство и подразделения, которые занимались доступом к рынкам, поэтому от протекционизма мы будем страдать больше других стран. Понятно, что как только какая-то страна закрывает доступ на собственный рынок молочных продуктов, сразу страны-поставщики начинают протестовать. США, например, имеют очень много рычагов влияния и могут заставить ту страну сделать исключение для них. В Украине не только протестовать, но и заниматься этим особенно некому.

— Какая маржинальность молочного бизнеса по основным странам-поставщикам молочной продукции?

Ми отслеживаем этот показатель только для Украины, и он достаточно высок сейчас. Но, учитывая глобальные тенденции, преимущество будет у стран, имеющих эффективное производство и переработку молока. Кстати, не очень хорошие времена ждут страны, которые очень зависят от экспорта, — типа Новой Зеландии. Сегодня мировая торговля сужается и усложняется. Как я уже упоминал, очень много протекционизма, а это дополнительный риск, поскольку потеря одного многолетнего рынка сбыта очень трудно компенсируется, как Украина уже знает из собственного опыта.

— Какой продукт нужен рынку и на что ориентироваться фермерам-молочникам?

— Качественное молоко цениться все больше, но затраты на его производство (точнее, на производство 1 литра) нужно снижать. Вокруг этой идеи и должно строиться все остальное.

—  Какая модель молочного производства (ферма-переработка-внутреннее потребление/экспорт) наиболее подошла бы для Украины?

  Универсальной модели не существует, так как их может быть очень много. Все зависит от философии бизнеса или владельца бизнеса. Я верю в кооперацию, но также думаю, что крафтовое местное производство с креативным современным маркетингом с прицелом на молодое поколение дает колоссальные возможности для повышения доходов.

comments powered by Disqus

Последние добавленные

18 февр. 2021 г., 16:25:00

  «Для нас органика — это философия и стиль жизни. Все подразделения нашей группы компаний работают исключительно в этом сегменте»

26 янв. 2021 г., 16:30:00

В условиях кризиса наша основная задача, чтобы клиенты почувствовали поддержку и могли выйти в поле с техникой KUHN

21 дек. 2020 г., 13:30:00

  В 2020 году компания «Агроклимат Украина» сделала большой шаг вперед

07 дек. 2020 г., 15:50:00

«Молоко — это гарантия нашей финансовой независимости»

25 нояб. 2020 г., 14:20:00

На пределе

20 нояб. 2020 г., 15:35:00

Есть у нас, белорусов, такая особенность — замкнуть все на себе

18 нояб. 2020 г., 16:10:00

Аграрной отрасли сейчас не хватает стабильности и четких правил игры

24 сент. 2020 г., 12:15:00

Парадоксы налогового кодекса тормозят развитие кооперации