При поддержке |  


Интересно работать, когда есть результат

 

Светлана Вахнюк, заместитель руководителя по животноводству ФХ «Сергей-С»


 

Обычно на слуху истории успеха крупных молочных предприятий с сотнями коров и значительными оборотными средствами. У них больше возможностей строить или масштабно реконструировать коровники и молочные блоки, покупать кормоуборочную технику, автоматизированное оборудование и программное обеспечение. Неоправданно без внимания остаются небольшие производители. Как живется и работается тем, кто начинает молочный бизнес с нуля, точнее — с одной коровы? Что для них значит нарастить дойное стадо до сотни голов и получать от коровы около 30 кг молока в день? О чем мечтают и чем гордятся? Наша собеседница — Светлана Вахнюк, заместитель руководителя по животноводству фермерского хозяйства «Сергей-С», что в селе Быстрик Бердичевского района Житомирской области. Молочная ферма хозяйства — это три переоборудованных старых коровника с прилегающей территорией и доильный блок с установкой «елочка» 2×6. Внешне — более чем скромно, однако внутри все дышит опрятностью, свежестью и человеческим теплом, более того — чувствуется домашний уют и семейная атмосфера.

— Светлана Юрьевна, думали ли прежде, что придется заниматься животноводством?

— Честно говоря, нет. Так сложилось. Решение жить в деревне мы с мужем приняли чуть более 10 лет назад, когда у нас было двое маленьких детей. А уж если жить в деревне, то все должно быть максимально домашнее. Завели корову, потом две, а когда стало пять, купили первый доильный аппарат от ДеЛаваль. Кстати, с тех пор с этой компанией и сотрудничаем.

Был период, когда дома перерабатывала молоко на творог и сметану.

В 2013-м на местной ферме освободились помещения, так как предыдущий владелец свернул производство. Мы их выкупили как имущественные паи и начали масштабно заниматься животноводством — но не молочным, а откормом. Действовала областная программа поддержки животноводства, и в ее рамках мы получили 24 нетелей полесской мясной породы. Тогда мы считали, что мясное направление проще: телята на подсосе, меньше работы. Как оказалось, рентабельность очень мала. Поэтому постепенно наращивали молочное поголовье и уменьшали количество мясного. Сейчас у нас 400 голов крупного рогатого скота: 160 коров, а также ремонтный молодняк и бычки на откорме.

С самого начала о молоке даже не думали, потому что не были уверены, что найдем доярок. У нас своя специфика: село пригородное, и многие люди работают рядом в городе. Чтобы человек остался на ферме, его надо чем-то «привязать». Мы нашли способ. Во-первых, зарплата должна быть такая, чтобы было интересно работать. Кроме того, разработали систему бонусов, оказываем помощь в ведении домашнего хозяйства, заботимся о досуге — одним словом, делаем все, что в наших силах.

Сейчас у нас полный штат, молодые люди, практически все местные.

— Кадровый вопрос остро не стоит?

— К счастью, у нас есть костяк, на который можем рассчитывать. Наши сотрудники, так же, как и мы, озабочены проблемами фермы, хотят перемен к лучшему, даже вдохновляют нас и подталкивают к более решительным шагам. И не всегда это узкие специалисты. Например, Роман Николаевич Марчук, бывший военный, нашел себя на ферме. Успешно руководит производством. Военная подготовка сказывается: на ферме у него порядок и дисциплина.

Люди понимают: если постараться, то деньги можно заработать и здесь, и не обязательно все бросать и ехать за границу. Мы очень дорожим нашим коллективом.

— Занимаетесь исключительно молоком?

— Нет, не только. Есть растениеводство, обрабатываем 1000 га земли. Начинали и до сих пор работаем с родителями — семейный бизнес. На сегодня основное направление все-таки растениеводство. Все силы направлялись на него, покупалась необходимая техника. Животноводство оставалось на втором плане, но сейчас и это направление подтянули. Больше года работает доильный зал — «елочка» 2×6. Приобрели кормосмеситель, хоть и не новый, работает и мы довольны. Навели порядок в кормлении, отбалансированы рационы, имеем хороший надой и приросты. Интересно работать, когда есть результат.

Ни один из членов семьи не является зоотехником или ветеринаром. Отец и муж — агрономы, я по образованию воспитательница детского сада. Но нам нравится то, что мы делаем. Мы любим свое дело, а вести его помогают специалисты компаний, с которыми сотрудничаем.

Например, очень ощутима помощь в кормлении. Образцы кормов направляются в лабораторию на исследование, согласно показателям питательности (не каких-то средних, а именно наших) разрабатываются рационы. Мы, со своей стороны, стараемся максимально следовать рекомендациям, и те показатели, которые нам обещают, имеем. Когда только перешли в эти помещения, то надой на корову был 16 кг, потом поднялись до 18 кг. Консультант по кормлению, оценив нашу кормовую базу и потенциал коров, сказал, что можем доить 25 кг. Так и получилось. Следующая ступень — 30 кг.

Также видим большой плюс в плане здоровья. Мы сразу говорили, что для нас важно иметь такую ​​производительность, чтобы сохранить здоровье и долголетие, а не за два года выжать из коровы все. Сейчас для нас очень важна генетика.

— Где покупали скот?

— Часть коров покупали у населения телятами. Выпаивали их, растили и ждали, пока растелятся и будут давать молоко. Впоследствии появилась возможность приобрести нетелей с хорошей генетикой. Много где ездили и собирали животных по разным предприятиям. Лучших нетелей купили в одном из хозяйств Брусиловского района Житомирской области. Забрали практически последних. Скот хоть и запущен (животноводство там сворачивали, а животных сбывали), но генетика хорошая и с высоким потенциалом. Мы и сейчас пытаемся тех коров максимально сохранить, чтобы получить от них потомство, потому что производственные показатели замечательные. Другой скот, который покупали даже на племпредприятиях, в этом отношении был намного слабее.

Пришлось «поиграть» с животными, ведь часть была больна, лечили, выхаживали, а у нас даже ветеринара не было — вызывали по мере надобности. Это уже теперь у нас работает ветврач на постоянной основе, а первые два года мы ничего себе позволить не могли, так как все средства шли на закупку нетелей.

— Все еще покупаете?

— Сейчас нет. Работаем с тем стадом, которое имеем.

— Какой генетический материал используете?

— Работаем с несколькими генетическими компаниями параллельно. Покрываем скот голштином немецкой, американской и канадской селекции. Думаем об использовании сексированной спермы. Сдерживает более низкий процент оплодотворяемости по сравнению с традиционной.

Что касается искусственного оплодотворения, то осеменяют коров по признакам природной охоты и по схемам синхронизации. Опять же, тесно сотрудничаем с техническими консультантами. Раз в два месяца на ферму приезжает специалист, осматривает коров, проводит УЗ-диагностику, назначает лечение, если нужно. Представьте, в 28 дней можно установить тельность, увидеть двойняшек. В последнее время очень подтянулись в плане воспроизводства.

— Как решились на доильный зал, ведь это большие инвестиции?

— Молочный блок — наша гордость. Работает уже полтора года.

Когда мы пришли сюда, система содержания была привязная, но мы мечтали о беспривязи и доильном зале. Были опасения, что не сможем каждую корову контролировать, следить за состоянием здоровья. Все же желание оказалось гораздо сильнее.

Мы взяли самый простой вариант, без автоматизированной программы учета и управления стадом. У нас такое количество коров и такие объемы производства, что можно обойтись без нее. Я, как владелец, знаю каждую корову и чем она дышит: кличка, чем болела, что с ней случалось, сколько дает молока, когда телилась. К тому же не планируем слишком расширяться — максимум 250 голов дойного стада.

Все, что необходимо для надлежащего доения, поддержания здоровья вымени и качества молока, есть. На оборудовании установлена ​​система дуовак — двойной вакуум. Пока у коровы нет максимальной молокоотдачи, уровень вакуума низкий и просто массируется вымя. Вакуум усиливается по мере того, как увеличивается поток молока. Специальные оранжевые поплавки сигнализируют об этом. Когда уровень высокий, поплавок поднимается, а уменьшается — опускается. Опущенный поплавок говорит доярке, что корова выдоена и можно переходить к другой.

В яме работают два оператора. Один обслуживает первых три места, второй — три вторых. Они работают на обе стороны.

— Трудно ли давался переход к беспривязному содержанию и доению в зале?

— Насколько значительными были инвестиции в реконструкцию коровников под беспривязь?

— Какие корма собственного производства, а какие покупают?

— Планируют ли собственную переработку?

— Какой видят ферму в будущем?

Ответы на эти и другие вопросы читайте в журнале «Молоко и ферма» № 4 (47), август 2018.

comments powered by Disqus

Последние добавленные

25 окт. 2019 г., 10:40:00

При открытии рынка земли средние фермеры останутся незащищенными —​​​​​​​ Елена Жупинас

26 сент. 2019 г., 13:30:00

Я уверена, что министерство вернется. Через 1,5-2 года точно

10 сент. 2019 г., 15:40:00

В поисках золотой середины

25 июня 2019 г., 14:20:00

Современное производство молока: профессионализм, резервы, инвестиции

28 мая 2019 г., 14:00:00

Две вещи, в которых кроется прибыль современной фермы

04 апр. 2019 г., 9:40:00

Начинаем всегда с себя

14 марта 2019 г., 15:00:00

Между двумя мирами

13 февр. 2019 г., 11:40:00

Перспективы украинских крафтовых сыров