При поддержке |  

  КРС, животные, забой
Чем грозят нелегальные бойни и удастся ли решить проблему?

 

Разрешение на эксплуатацию и официальный учет животных? Нет, не слышали. Нелегальные бойни будут существовать, пока это будет выгодно крестьянам, местной власти и недальновидным потребителям.

В течение последних четырех лет в Украине сокращается производство свинины и говядины. По прогнозным расчетам Meat-Inform всего в 2018 году получено 598 и 283 тыс. т свинины и говядины, соответственно на 33 и 8 т меньше, чем в прошлом году. По состоянию на 1 января 2019 сократилось общее поголовье КРС на 4,3% и свиней на 2% по сравнению с предыдущим годом. Такие данные обнародовала Государственная служба статистики.

Однако сколько тонн мяса обходит официальный учет — не знает никто. Это продукция, получаемая на незарегистрированных мощностях и часто с нарушением технологии. О нелегальном убое скота знают все. Однако создается впечатление, что с проблемой смирились, и даже больше — принимают ее как должное. Ни один эксперт не берется назвать даже приблизительное количество таких «мест забоя». По словам председателя Ассоциации свиноводов Украины Оксаны Юрченко существует более 400 зарегистрированных боен. Но такого количества недостаточно для регулярного забоя скота, полученного в т. ч. от домашних хозяйств. Поэтому скот продолжают бить в устаревших пунктах вообще непригодных для этого местах, а срезанное из таких тушь мясо продавать. Лишь немногие жалобы крестьян, еще реже сообщения в СМИ выносят эту тему на публичное обсуждение. Так в марте 2017 в Полтавской области жалобы крестьян на бойню во дворе соседей дошли до регионального телеканала. По словам жителей села Самары с бойни постоянно было слышно крики животных, собаки разносили остатки скота, а кровь попадала в пруд. Староста села тогда заметила телевизионщикам, что не имеет рычагов влияния на скотобойню. Ситуацию должна решить проверка Госпродпотребслужбы после официальной жалобы в данное ведомство. Опрошенные Agravery.com эксперты говорят, что в подобных случаях несанкционированный забой может прекратиться на некоторое время, а затем он восстанавливается. «Этот бизнес аккумулирует большие деньги. У него есть покровители, которые будут поддерживать его существование в дальнейшем», — говорит Оксана Юрченко.

На бойне, которая имеет эксплуатационное разрешение, животных перед забоем должен осмотреть ветеринар. После забоя он проводит ветеринарно-санитарную экспертизу туши и органов. Результаты процедуры отражаются в специальных документах, которые обеспечивают прослеживаемость продукта. Последние позволяют узнать, на каких мощностях, когда и кем было забито и осмотрено животное, и тому подобное. Кроме этого, на бойне на тушу наносится идентификационная метка (клеймо) с номером мощности, на которой забили животное. На рынке качество продукции дополнительно свидетельствует ветсанексперт. Однако пристальную проверку могут обесценить «купленные» документы и штампы. В домашних хозяйствах животных перед забоем также должен осмотреть местный ветеринар. Затем непосредственно на рынке осуществляют ветсанекспертизу, отметка годности, после чего мясо допускают к продаже. Получается, что тушки, которые забивают на бойне, тщательно обследуют и идентифицируют на этой же бойни. Тогда как тушки, полученные от единоличников, придирчиво проверяют уже на рынке. По словам заместителя директора компании ProAgroGroup Марии Колесник в начале прошлого года около 80% всего мяса на рынках страны, составило мясо, приобретенное перекупщиками. Они ездят по деревням, скупают животных, а потом где-то во дворе проводят их убой. Неизвестно, кто из них придерживается законодательства, а кто нет. Эксперт добавляет, что не на каждом рынке соотношение нелегального и легального продукта составляет 80 к 20. При этом, после введения ограничений на подворный убой в апреле 2018 ситуация могла улучшиться, говорит Колесник. На одном из столичных рынков подтвердили, что большинство мяса на прилавках — от домашних хозяйств. «Перед забоем зову ветеринара, чтобы осмотрел животных. Затем со справкой об осмотре и тушами еду в районную ветлечебницу. Там туши еще раз проверяют и выписывают Форму № 2. Чтобы ее получить, я должен показать паспорт на животное, клипсы (подтверждают идентификацию свиней — прим. ред.) и др. На рынке сначала проверяют внутренние органы, а затем — мясо. После лабораторного исследования продукции клеймят. По рынку ходит ветврач и проверяет наличие штампов — без них тебе не позволят здесь торговать», — рассказывает Алексей Мазур с Каневщины, торгующий на киевском рынке более 20 лет.

Заметим, что проверок, экспертиз и штампов не требуют туши, забитые хозяевами не на продажу, а только для собственного потребления.

В соответствии с Законом Украины «Об основных принципах и требованиях к безопасности и качеству пищевых продуктов» запрещено осуществлять убой животных для продажи на мощностях, которые не имеют эксплуатационного разрешения. Однако это не касается забоя в объеме, не превышающем трех голов парнокопытных в неделю (в условиях предубойного и послеубойного осмотра ветеринаром) и пяти голов домашней птицы, кроликов в день. Но даже эту норму можно обойти и забивать во дворе без эксплуатационного разрешения больше голов, чем это разрешено. Достаточно выписывать ветеринарные справки на якобы различные домашние хозяйства на каждые три головы. Этим же Законом предусмотрено, что с 1 января 2025 все, что забивается не в бойне, которая имеет эксплуатационное разрешение, может использоваться исключительно для собственного потребления или для реализации на рынке в пределах 50 км от места забоя или в области, где осуществлен ​​убой. Поэтому есть шесть лет на то, чтобы нарастить количество сертифицированных боен. «Все бойни рано или поздно будут работать по системе HACCP, которая предусматривает контроль критических точек. Это большие инвестиции в оборудование, поддержание надлежащего санитарного состояния и обучение персонала», — говорит Оксана Юрченко. Также эксперты говорят, что решить этот вопрос должны дотации на строительство забойщика. В прошлом году действовала дотация на строительство предприятий по переработке с.-х. продукции в размере 30% из Минагрополитики, и в размере 25% — через банк. То есть, необходимо было вложить не менее 70−75% собственных инвестиций в строительство, а это — существенные расходы, которые под силу далеко не всем.

По словам Игоря Присяжнюка проблема нелегального забоя в большей степени касается свиней, чем других животных. В том числе и потому, что в стране не развита культура потребления говядины. Нелегальный убой свиней в т. ч. позволяет фактическое отсутствие их идентификации. Оксана Юрченко отмечает, что свиней, содержащихся в приусадебных хозяйствах, почти никто не идентифицирует. Поэтому неизвестное количество забитых животных и место проведения забоя. Согласно действующему Порядку идентификации и регистрации свиней для осуществления идентификации крестьяне должны обратиться к Администратору Единого государственного реестра животных. По словам Юрченко государство не дотирует проведения идентификации в частном секторе. Кроме того, людям невыгодно регистрировать животных, поскольку так можно остаться без субсидии. Идентификация свиней предусматривает прикрепление бирок с индивидуальным номером, регистрацию информации о перемещении, забое, утилизации, гибели, падеже животных и тому подобное. В Ассоциации свиноводов Украины отмечают, что более половины промышленных производителей не знает о существовании этого Порядка. Интересно, что по данным Госстата по состоянию на 1 января 2019 в Украине насчитывается почти 6 млн свиней, из них 3,4 млн в с.-х. предприятиях и 2,6 млн в хозяйствах населения. За весь 2018 было идентифицировано 0,8 млн свиней частного сектора и 44,6 тыс. племенного поголовья. Всего на 1 января 2019 в Едином государственном реестре животных находится 84,85 тыс. племенных свиней, по товарному поголовью информация отсутствует. Гораздо лучше ситуация сложилась с идентификацией КРС. По статистике у нас на 1 января 2019 3,4 млн голов, а в Реестре их 3,37 млн на эту же дату. Между тем в ВРУ зарегистрирован проект закона № 9022, в котором, в частности, уточнена процедура учета с.-х. и диких животных, содержащихся в неволе. Согласно предлагаемых норм в Реестр будет вноситься также информация о проведенных санитарно-ветеринарных мероприятиях, а в состав идентификационных документов должен войти ветеринарно-санитарный паспорт животных.

Какую опасность несет нелегальный убой?

Кроме недополучения налогов на прибыль неофициального бизнеса, бесконтрольный убой скота несет ряд рисков. В частности, существует опасность передачи различных заболеваний животных, в т. ч. АЧС. Например, у одного хозяина умерли три свиньи. Такое село предупреждают о проверке. Если там зафиксируют АЧС, всех свиней сожгут. Поэтому мясники накануне проверки приезжают в село и скупают поголовье за полцены. Но эти свиньи могут быть зараженными, поскольку инкубационный период вируса длится от 2 до 12 дней. Большинство животных в это время внешне выглядят здоровыми. Таким образом АЧС может мигрировать между областями. Недобросовестные мясники забивают животных у дороги в посадках. При этом кровь и внутренние органы остаются на том же месте. Также «черные» бойни часто не занимаются правилам захоронения отходов. В июне 2016 на Львовщине был обнаружен скотомогильник на территории Жовкивского филиала ГП «Укрветсанзавод». Хотя это предприятие было банкротом, не имело котлов для сжигания остатков, но все равно за деньги принимало трупы животных, их кости сжигали под открытым небом, а остатки складировали по территории завода в санитарной зоне на площади 50 га. Через этот филиал также якобы на утилизацию завозили мясо, которое на самом деле попадало на рынки, рассказывает депутат Жовкивского райсовета Игорь Муравский. По его словам это позволяло, в частности, обходить запрет на ввоз мяса в Украину из Польши, когда там вспыхнула АЧС. После трех лет борьбы с нелегальным захоронением животных, снятие с должности директора, сегодня там планируют построить новый безопасный для окружающей среды скотомогильник площадью 4 га, рекультивировать загрязненные земли и ввести в действие новые мощности. Около двух лет назад в Жовковском районе нашли другой стихийный скотомогильник площадью около трех гектаров. По расчетам депутата райсовета Игоря Муравского ежемесячно на свалку попадало около 50 т отходов. А 17 ноября 2018 на территории Солошинского сельсовета заметили сбросы животных остатков на площади 5 кв. м, сообщил на своей странице в facebook Муравский.

«Соблюдение требований по утилизации трупов животных, а также отходов мясоперерабатывающей промышленности, костей, кишечника, остатков обвалованых тушь является делом довольно затратным. Поэтому встречаются преступные случаи, когда производители пытаются избежать затрат путем нелегальной утилизации животных и их остатков и выбрасывают остатки где-то в поле или в лесу. Инфекционные патогены могут разноситься дикими животными, попадать в грунтовые воды, открытые водоемы и др.», — объясняет доктор биологических наук Института биологии животных НААН во Львове Юрий Салыга. Старые скотомогильники, которые иногда пооставались из прошлого века, могут до сих пор сохранять бактерии антракса, то есть сибирской язвы. Существует опасность, что животные могли погибнуть от других заболеваний, например, бешенства, трихинеллеза, емкару (КРС), сапа (лошади) и др. На нелегальной бойни работники не обязаны отчитываться о состоянии своего здоровья. Это также может негативно отразиться на качестве «продукции» с бойни. Только что говорить о методах забоя животных. «У нас там очень много проблем. Не урегулированы ни условия содержания, ни методы забоя», — пояснила вице-президент Ассоциации зоозащитных организаций Украины Марина Суркова. Эксперты советуют избегать стихийных рынков, т.н. раскладок в переходах и тому подобное. Более того, на подобные «прилавки» может попасть мясо трупов животных. Также не стоит бежать в первый попавшийся автомобиль с «домашним» мясом и колбасками. Ведь чем меньше известно о производителе, тем больше вопросов возникает к качеству его продукции. Если последняя изготовлена в нелегальном цехе, то в случае заболевания наказать виновных и получить компенсацию будет почти невозможно. Поскольку в таком случае часто отсутствуют документы о происхождении продукции.

Для нарушителей законодательства о пищевых продуктах предусмотрена административная ответственность. За производство на мощностях, на которые не получено эксплуатационное разрешение, накладывается штраф на юридических лиц в размере 30-ти минимальных заработных плат, на физических лиц — предпринимателей — в размере 20-ти минимальных заработных плат. Нарушение требований по обеспечению прослеживаемости влечет за собой штраф в размере восьми минимальных заработных плат для юридических лиц и пяти минимальных заработных плат для ФЛП. По мнению партнера юридической фирмы ОМП Кирилла Левтерова одним только закрытием выявленных забойщиков и денежными взысканиями проблему не преодолеть. «Я считаю, что борьба с этим явлением требует более системного подхода. Государство должно создать такие условия для ведения бизнеса, когда заниматься им легально будет выгоднее, чем подпольно», — отметил Левтеров. Поэтому безопасность потребителей в руках самих потребителей.

comments powered by Disqus

Последние добавленные

10 июля 2020 г., 11:00:00

  Блог Milkua-шки: Шоколад с привкусом молока

10 июля 2020 г., 10:30:00

  IFCN опубликовала Молочную карту мира – 2020

10 июля 2020 г., 9:40:00

  Председателя Госпродпотребслужбы назначат без конкурсаназначат без конкурса

10 июля 2020 г., 9:15:00

  В первом полугодии Украина потратила 26,4 млн долл. на импорт сливочного масла

10 июля 2020 г., 8:50:00

  Президент поддерживает законопроект №3131 относительно детенизации агросектора

09 июля 2020 г., 11:25:00

  В правительстве продолжаются дискуссии о возобновлении работы МинАПК — Петрашко

09 июля 2020 г., 9:20:00

  Индекс условной доходности производства молока Украины в июне 2020 вырос на 0,5% — Андрей Ярмак

09 июля 2020 г., 8:45:00

  Около 4,5 тысяч голштинских коров прибыли из Уругвая в порт Халифы в Абу-Даби